Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
30 августа, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Битва на Курской Дуге

23 августа – День разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Курской битве (1943 г.)

Курская битва стала первым сражением Второй мировой войны, в которой с обеих сторон приняли участие массы танков. Наступавшие пытались использовать их по традиционной схеме – для проламывания оборонительных рубежей на узких участках и дальнейшего развития наступления. Оборонявшиеся также опирались на опыт 1941–1942 годов и первоначально использовали свои танки для проведения контрударов, призванных восстановить сложное положение на отдельных участках фронта. Ка показал боевой опыт, такое использование танковых частей не оправдалось, так как обе стороны не учли возросшую мощь противотанковой обороны своих противников. Для гитлеровских войск оказалось неожиданной высокая плотность советской артиллерии и качественная инженерная подготовка полосы обороны. Немцы применяли тактику маневренности своих танков, используя машины на манер САУ, ведя огонь с большого расстояния. Советская оборона добивалась лучших результатов, используя тактику "по-самоходному", ведя огонь по врагу из вкопанных в землю танков. Однако, несмотря на высокую концентрацию танков с той и другой стороны, немаловажную роль в уничтожении бронированных боевых машин сыграли противотанковая и самоходная артиллерии. Суммарная роль авиации и пехоты также сыграла свою роль.

Курская битва стала эпохальным событием как в Великой Отечественной, так и во Второй мировой войне, проверкой на прочность танкового щита обеих сторон. Советский щит, как показали дальнейшие события, оказался намного крепче. Гитлеровские войска под напором Красной Армии были вынуждены отступить. По этой причине Курская битва и, в частности, сражение под Прохоровкой, считается непременным успехом наших войск. Курская Дуга в очередной раз доказала то, что победить народ, который защищает свою землю, по определению, невозможно.

Накануне: планы командования вермахта

После завершения зимнего 1942–1943 годов мощного наступления Красной Армии, полного поражения армии генерала Паулюса под Сталинградом, дальше – на Кавказе, и последовавшего затем контрудара немецкой оперативной группы "Кемпф", Восточный фронт в районе Орёл-Курск-Белгород принял зигзагообразные очертания. В районе Орла линия фронта дугой вдавалась в расположение советских войск, в районе Курска, наоборот, образовывала впадину в западном направлении. Эта характерная конфигурация фронта подсказала гитлеровскому командованию план весенне-летней компании 1943 года, в которой ставка делалась на окружение Красной Армии под Курском.

Потерпев неудачу под Сталинградом и на Северном Кавказе, вермахт, оправившись от удара, продолжал вынашивать планы дальнейшего захвата советских территорий. Особо воодушевило командование вермахта весеннее наступление 1943 года под Харьковом. Однако в сложившихся условиях немцы были не способны вести крупномасштабное наступление, как им это удавалось в предыдущих летних кампаниях. Некоторые представители генералитета предлагали начать позиционную войну, активно разрабатывая захваченные территории. Однако Гитлер не желал уступать инициативу советскому командованию. Он задумал нанести Красной Армии мощный удар хотя бы на одном из участков фронта, чтобы решающий успех с незначительными собственными потерями позволил бы диктовать обороняющимся свою волю в дальнейших кампаниях. Для осуществления такого плана как нельзя лучше походил Курский выступ, насыщенный советскими войсками. Немецкий план весенне-летней кампании 1943 года заключался в следующем: нанести неожиданные удары в направлении Курска с севера и юга под основание выступа, окружить основные силы двух советских фронтов (Центрального и Воронежского) и ликвидировать их.

Вывод о возможности уничтожения советских войск при малых собственных потерях вытекал из опыта летних операций 1941–1942 годов и в большей степени базировался на недооценке возможностей Красной Армии после Сталинграда. Веры в успех прибавило, как выше писала газета Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России, более или менее успешная операция под Харьковом. Немецкое командование уверовало в то, что кризис на Восточном фронте миновал, и достижение успеха летнего наступления под Курском всего-то дело времени. Однако, как бывает в таких случаях, гладко было на бумаге… 15 апреля 1943 года Гитлер отдал оперативный приказ № 6 о подготовке Курской операции, получившей название "Цитадель", и проработке следующего за ней крупномасштабного наступления на восток и юго-восток, получившего кодовое название "Операция Пантера".

За счёт оголения соседних участков Восточного фронта и передачи всех оперативных резервов, в том числе и танковых, в распоряжение группы армий "Центр" и "Юг", были сформированы три мобильные ударные группы. Южнее Орла располагалась 9-я армия, в районе Белгорода базировались 4-я танковая армия и оперативная группа "Кемпф". Численность войск, занятых в операции "Цитадель", составляла семь армейских и пять танковых корпусов, в которые входили 34 пехотные, 14 танковых, 2 моторизованные дивизии, 3 отдельных батальона тяжёлых танков и 8 дивизионов штурмовых орудий, что составило более 17 процентов пехотных, до 70 процентов танковых и до 30 процентов моторизованных дивизий от общего количества немецких войск на всём Восточном фронте.

Планировалось начать наступательные действия 10–15 мая, но позже сроки по разным причинам были пересмотрены, и наступление перенесли на июнь, затем передвинули на июль из-за неготовности группы армий "Юг". В своих донесениях генерал Манштейн докладывал, что на 1 мая 1943 года он имеет в своих подразделениях недокомплект личного состава, достигавший 11–18 процентов. Были другие причины к переносу сроков наступления.

Накануне: планы советского командования

Главной особенностью Курской битвы, выделяющей её среди других операций Великой Отечественной войны 1941–1945 годов, стало то, что именно здесь за два года с момента нападения фашистской Германии на СССР советское командование точно определило направление основного стратегического наступления немецких войск и сумело заблаговременно подготовиться к нему. Важную роль сыграла советская разведка. В ходе анализа обстановки, сложившейся на Центральном и Воронежском фронтах весной 1943 года, исходя из информации, собранной разведчиками, а также проведения кратковременных стратегических игр в Генштабе в апреле 43-го, был сделан вывод, что именно под Курском командование вермахта попытается взять реванш за Сталинградский "котёл".

В ходе обсуждения планов противодействия немецкому наступлению сотрудниками Генштаба и членами Ставки было предложено два варианта летней кампании 1943 года. Один заключался в том, чтобы нанести по немецким войскам мощный упреждающий удар ещё до начала наступления, разгромить их на позициях развёртывания, после чего перейти в решительное наступление силами пяти фронтов с целью быстрого выхода к Днепру. Второй вариант предусматривал встречу наступающих войск вермахта заблаговременно подготовленной глубокоэшелонированной обороной, оснащённой большим количеством артиллерии, чтобы исчерпать их силы в оборонительных боях и перейти затем в наступление свежими силами трёх фронтов.

За первый вариант ратовали командующий Воронежским фронтом Н. Ватутин и член военного совета фронта Н. Хрущёв, которые просили усиления своего фронта одной общевойсковой и одной танковой армиями с тем, чтобы перейти в наступление с конца мая. Их план поддержал представитель Ставки А. Василевский.

Командование Центрального фронта выступило в защиту второго варианта, утверждая то, что упреждающий удар в мае будет сопряжён с большими потерями советских войск, а накопленные гитлеровскими войсками резервы могут быть использованы для предотвращения развития наступления Красной Армии и нанесения по войскам ощутимых контрударов в ходе его.

Полемика завершилась, когда сторонников второго варианта поддержал Г. К. Жуков, назвавший первый сценарий "новым вариантом лета 1942 года", когда немецкие войска сумели не только отразить преждевременное наступление советских войск, но и окружили значительную часть войск и вышли на оперативный простор для нанесения главного удара – по Сталинграду. И. В. Сталин поддержал Г. К. Жукова, согласившись с его аргументами, и принял оборонительную стратегию.

Командование Красной Армии при подготовке к Курской битве вырабатывало стратегический план действий, исходя из текущих задач. На тот момент танковые заводы, находясь в глубоком тылу, работали на полную мощь, что сказалось на количестве выпускаемых машин. По статистике, мы имели значительный перевес отечественных таков, но они не всегда по качеству превосходили немецкие. Дело в том, что гитлеровская армия, на которую работали все страны поверженной Европы, провели в 1942–1943 годах реорганизацию танкового парка и перевооружение новыми образцами боевой техники, что давало некий перевес в качестве. Затем немецкое командование перебросило на Восточный фронт свежие силы из Германии и Франции. Гитлер провёл в стране тотальную мобилизацию, пополнив армию свежими резервами. Вся сила была сконцентрирована на Курской дуге. Красная Армия формировала танковые дивизии по всей стране. Так, например, появились танковые колонны "Приморский комсомолец", "Хабаровский комсомолец" и другие, о действии которых на фронтах Курской дуги редакция газеты Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России писала в одном из номеров. Экипажи формировались из сибиряков и дальневосточников и готовились в срочном порядке, поэтому порой им не хватало опыта участия в боевых операциях. Однако, как показали первые бои, танкисты очень быстро набирались опыта и сражались достойно, проявляя мужество и героизм.

Положение артиллерийских полков было другим. Это объяснялось огромным опытом предыдущих лет, когда артиллерия была способна остановить танковые подразделения врага, порой переводя прицел пушки на прямую наводку. Основу материальной части противотанковых полков Центрального и Воронежского фронтов составляли 76-миллиметровые дивизионные пушки Ф‑22УСВ, ЗИС‑22-УСВ и ЗИС‑3. Два артиллерийских полка имели на вооружении более мощные 76-миллиметровые орудия образца 1936 года (Ф‑22), переброшенные с Дальнего Востока, а один полк – 107-миллиметровые пушки М‑60. Общее количество 76-миллиметровых орудий в противотанковых артполках почти вдвое превышало количество 45-миллиметровых пушек. В начале войны 76-миллиметровая пушка успешно применялась против любого немецкого танка на всех дистанциях огня, но ближе к Курской дуге многое изменилось. В погоне за крепостью танковой брони немцы готовили к отправке на фронт новые танки "Тигр" и "Пантера", модернизированные средние танки и штурмовые орудия становились неуязвимы в лобовой части на дистанции свыше 400 метров. Однако оставались уязвимы другие части машины…

Приказом Государственного Комитета Обороны (ГКО) весной 1943 года было возобновлено производство 57-миллиметровых противотанковых (ЗИС‑2) и танковых (ЗИС‑4М) пушек, остановленное осенью 1941 года по причине высокой сложности. Первый артополк, вооружённый 57-миллиметровыми пушками ЗИС‑2, прибыл на Центральный фронт 27 июля 1943 года, на Воронежский – немного позже. В августе того же года на фронт прибыли танки Т‑34 и КВ‑1с, вооружённые орудиями ЗИС‑4М, получившие название "танк-истребитель". Эти поставки сыграли в дальнейшем свою положительную роль во всей Курской битве.

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 33 (546) от 30.08.2019 г.

Виталий Лентарев

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно