Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
27 декабря, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Сквозь призму прожитых лет

. Автор - фото из семейного архива А. М. Галуна

Автор фото — фото из семейного архива А. М. Галуна

Обычно, беседуя с представителями старшего поколения, которым уже за 80 лет, не перестаю удивляться их любви к жизни и окружающему миру, стойкости и терпению, желанию в жизни достичь каких-то высот, трудолюбию и ответственности, неподкупности и честности. Крайне интересно общаться с людьми из категории "Дети войны", которые наравне с взрослыми переносили все тяготы военных лет, в памяти которых такой кладезь интересной и редкой информации, что на объёмную книгу хватит.

Анатолию Михайловичу Галуну 83 года. Его родители – переселенцы с Украины. В Приморье обжились в Ханкайском районе, в селе Любча. В 30-е годы там была организована коммуна – идейная община совместно живущих людей, имеющих общие интересы, общую работу и общий доход. Жили в бараках по несколько семей. Жилая территория каждой семьи отделялась матерчатыми перегородками. У дверей всегда стояла винтовка – на случай отражения нападения или грабежа со стороны китайцев. Граница была совсем рядом. Зарплату в коммуне не платили. Выдавали одежду, обувь, продукты. По праздникам обязательно накрывали столы для работников коммуны.

– Мой дед Иван Иванович, – рассказывает Анатолий Михайлович, – жил и работал в Германии десять лет. Мы до сих пор так и не знаем, какую миссию он там выполнял. Позже он с семьёй, где росло шестеро детей, приехал к нам в коммуну.

Мой отец Михаил Иванович служил в коннице у знаменитого командарма Семёна Михайловича Будённого, позже был танкистом. Он рассказывал, что видел даже самого товарища Ленина.

Демобилизовавшись, отец работал в коммуне трактористом, мама Мария Ивановна – в столовой. Она хорошо знала немецкий язык. Когда коммуны не стало, Михаил Иванович устроился помощником машиниста на паровозе. Грамотный был человек, сам много читал, и мы, дети, тоже увлекались чтением, помогал нам решать школьные задачи.

– В 1940 году отца перевели в поселок Семёновка. На станции Даубихе (Арсеньев) он работал путевым обходчиком, также охранял железнодорожный мост. Тогда мост был деревянным, – продолжил Анатолий Михайлович. – Я хорошо помню, что во время войны около моста стояли две зенитные пушки и одна – на крыше четырёхэтажного здания, что находится на территории завода "Аскольд". Кстати, оно сохранилось до сих пор.

В семье росло трое детей. Держали своё хозяйство: коров, свиней, сажали огороды по несколько соток, что очень выручало в годы войны. Хлеб и другие продукты выдавали по карточкам. За водой ходили на речку. Недалеко от столовой был колодец, но его закрывали на замок, боялись, что какие-нибудь лазутчики могли отравить воду. Зимой для хозяйственных нужд сельчане топили снег.

– Электричества у нас тогда не было, – говорит Анатолий Михайлович, – выручали керосиновые лампы. Нас, детей от десяти лет и старше, в обязательном порядке привлекали к работам. Зимой чистили снег на железной дороге, летом пололи траву вдоль железнодорожного полотна, разбрасывали песок с платформы.

– Жили дружно, помогали друг другу, никогда не запирали двери в домах, – с ностальгией о том времени говорит Анатолий Михайлович. – Природа щедро наделила наше Приморье различными дарами. Недалеко от улицы Станционной было болото, где росли клюква, голубика. Заходили на нерест в реку Даубихе (сейчас – Арсеньевка) горбуша и кета. Мы брали палки, на них из проволоки прикрепляли крючки и так ловили. Ничего лишнего, только на еду. В то время были ещё рисовые поля, там тоже всегда было много рыбы. После уборки риса собирали оставшиеся рисовые колоски. Разрешали их собирать только на следующий год весной. Раньше ни в коем случае нельзя было брать, могли и наказать. Нельзя было также семёновцам садить огороды вдоль реки, считалось незаконным. Если находили огороды, то перепахивали весь урожай. Для железнодорожников отводилась отдельная полоса отчуждения под огороды.

В 1943 году, когда Толе исполнилось восемь лет, он решил, что пора идти учиться в первый класс. Самостоятельно оделся, как он считал тогда, понаряднее, взял сумку из брезента – и в школу № 1. Директор школы Тимофей Романович Лапуцкий оформил его без документов. За хорошую учёбу Толя получил коробку цветных карандашей и обувь.

– Это были ботинки, сшитые из брезента, а подошва деревянная, – вспоминает Анатолий Михайлович. – Ходить в них было чрезвычайно неудобно. На Новый год детям всегда раздавали бесплатные подарки. Ёлку украшали игрушками, которые сами делали из бумаги, а затем красили. Потом меня из этой школы перевели в начальную школу № 43 по месту жительства для детей железнодорожников, помню, что рядом находилась больница. Почему-то хлеб для нас пекли и возили пассажирским поездом из Сибирцево, тогда село называлось Манзовка.

– Когда меня перевели в школу № 7, это я уже учился в шестом классе, назначили санитаром, проверял чистоту рук у школьников. После окончания шестого класса на летних каникулах подрабатывал на кирпичном заводе, возил кирпич-сырец в вагонетках. Заработал 700 рублей, по тем временам очень даже неплохая сумма. Мама купила мне костюм и обувь. А в седьмом классе выбрали председателем ДОСААФ – Добровольного общества содействия армии, авиации и флоту, – как-то по-особенному подчеркнул Анатолий Михайлович. – Вместе с взрослыми ездил на совещание в Яковлевку. Дали мне винтовку со штыком образца 1931 года для учебных целей. Даже сейчас помню, с каким незабываемым чувством гордости шёл я по всему посёлку с оружием.

После окончания школы в 1951 году Анатолий перешагнул проходную арматурного завода "Аскольд". Приняли его учеником токаря в инструментальный цех № 5. Через полгода дали третий разряд. В это же самое время учился в вечерней школе. Потом пришло время отдать долг родине. Начинал службу в северо-восточной части Китая на Ляодунском полуострове в артиллерии главного командования. В 1955 году Советские войска были выведены из КНДР. Военнослужащих, в том числе и Анатолия, эшелонами отправили на Москву. В пути следования Анатолию предложили поработать поваром. В течение двадцати двух суток готовил он еду для 1500 человек. В столице их расформировали. Тех, кто имел семилетнее образование и выше, отобрали в авиацию. Анатолия направили в Рязань. Стал курсантом при лётном училище. После окончания курсов летал на тяжёлых бомбардировщиках командиром огневых установок, на самолётах выдающегося авиаконструктора Владимира Мясищева М‑4 – первом в мире реактивном стратегическом бомбардировщике. Когда служил в г. Энгельсе, летал на Ту‑4, Ту‑16. Предлагали ему должность начальника огневых установок полка, но он отказался. Судьба подарила ему встречу с его будущей супругой – симпатичной девушкой Валентиной, и Анатолий женился.

Демобилизовавшись, приехал опять в Арсеньев. Работал на заводе "Аскольд" токарем и одновременно учился на вечернем отделении Приморского авиационного техникума.

В 1961 году по решению горкома партии его перевели на должность мастера производственного обучения токарной группы в Арсеньевском ремесленном училище. Позже работал в отделе технического контроля контрольным мастером цеха № 12. Супруга работала электромонтажником в цехе приборного производства.

– Интересной была у меня работа в механическом цехе № 4 в должности старшего инженера-технолога, – вспоминает Анатолий Михайлович. – Она была связана с командировками на атомные подводные лодки. Побывал в Северодвинске, Североморске и других городах. В 1976 году руководство Главного управления Морского Регистра судоходства, инспекции Регистра Тихоокеанского бассейна предложило мне должность старшего инженера-инспектора Регистра Союза ССР на Арсеньевском участке. Я дал согласие, прошел переквалификацию и проработал в этой должности более 20 лет. Моя работа заключалась в проверке гражданских судов, также выполнял технический надзор. На "Аскольде" проверял продукцию, изготавливаемую предприятием, которая шла на морские суда, выдавал сертификаты качества. Внутри нашей страны у меня было два доверенных лица, которые замещали меня, когда я был в командировках за границей. Побывал в Китае, Южной Корее, США, в Прибалтике. И везде проверял морские суда во избежание жертв на море и потопления судов, грузов. Проверял и работу доков. В мои обязанности также входила проверка электрооборудования, котлов, радиовещательной техники, радиолокационных станций, спасательных средств и многое другое. Если были замечания, то они быстро устранялись, потому что экипажи были сами заинтересованы в быстрейшем выходе в море, в том числе и за границу.

Анатолий Михайлович имел право проверить любое гражданское судно. Он даже сохранил тетради со своими записями, где убористым почерком перечислялись все выявленные на судне недостатки. Все необходимые документы заполнял только на английском языке. Кстати, он знает французский и немецкий – со словарём.

Анатолий Михайлович награждён медалью "За боевые заслуги". Бережно достав удостоверение, датированное 1958 годом, показал его мне. При всём моём усердии и просьбе рассказать, за что в мирное время вручена ему столь достойная правительственная награда, даже через столько лет он всё равно отказался приоткрыть завесу, имеющую государственную тайну.

Занимался Анатолий Михайлович и общественной работой. Несколько лет был председателем избирательной комиссии, заместителем начальника по народному контролю при горкоме партии. Неоднократно избирался секретарём партийной организации цеха, председателем цехкома профсоюза. Его отправляли выступать с докладами на конференциях в крайкоме партии. Даже сейчас, несмотря на возраст, Анатолий Михайлович является членом корпуса "Серебряные Арс-волонтёры". Участвовал в акции "10 000 шагов – путь к здоровью" и удостоен благодарности.

Его семейная жизнь складывалась удачно, да вот однажды беда непрошено пришла в их дом. Супруга рано ушла из жизни, младшей дочери было всего пятнадцать лет. Анатолий Михайлович воспитал троих детей, дал всем образование. Так и не женился потом. Никогда не курил, не увлекался спиртным, не любил пьяных. Был строгим отцом, примером для детей. Они никогда не слышали от него нецензурных и грубых слов.

В своём доме у него большой огород, сад, где сам всё обустроил, даже выкопал два озера. Анатолий Михайлович считает, что судьба подарила ему насыщенную, счастливую и плодотворную жизнь, прекрасных детей, внуков, правнука, который проживает в Москве. Одним словом, как отметил Анатолий Михайлович, жизнь удалась!

«Прогресс Приморья», № 50 (563) от 27.12.2019 г.

Галина Писарева

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно