Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
05 июня, пятница
Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Сильные духом

. Автор - из архива А. Александрова

Автор фото — из архива А. Александрова

В настоящее время в городе машиностроителей Арсеньеве проживает всего десять человек из этой категории. Несовершеннолетние узники фашистских лагерей были награждены юбилейными медалями "75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.". В торжественной обстановке на сцене ДК "Прогресс" юбилейная медаль была вручена аскольдовцу Анатолию Константиновичу Александрову, бывшему несовершеннолетнему узнику фашистских лагерей.

С 2017 года Анатолий Константинович является председателем первичного Совета бывших несовершеннолетних узников фашистских концлагерей в городе Арсеньеве. Мы долго говорили с ним о далёком военном лихолетье, о мирной жизни, о работе и семье.

Анатолий Константинович родился в июне 1939 года в деревне Аркадово Демянского района Новгородской области и был единственным ребёнком в семье. Отец Константин Петрович работал директором начальной школы и учителем в селе Паска. Мама Александра Николаевна была заведующей мастерской "Крестецкая строчка". Рукодельницы обтачивали кружевами воротнички, рукава верхней одежды и многое другое. Перед самой войной маму перевели работать заведующей офицерской столовой.

В семье его деда Петра Андреевича Александрова росли три сына и четыре дочери. Жили в добротном доме, держали хозяйство: овец, коров.

23 июня 1941 года Константина Петровича и двоих его братьев – Якова и Владимира – забрали на фронт. Старший, Яков, пропал без вести. Их полк попал в окружение. Так и не смогли родные найти место его гибели. Владимир тоже был в окружении, но живым вернулся домой. Мама Анатолия погибла во время бомбёжки. Маленького внука забрали к себе дедушка Пётр и бабушка Мария.

9 августа 1941 года в Аркадово вошли немцы. В деревне было 70 дворов. Немецких солдат расквартировали по домам. В доме Александровых поселились офицер и несколько солдат.

Осенью 1942 года фашисты вывели всех жителей за околицу, деревню подожгли и спалили дотла. Людей погнали по дороге. Казалось, что людскому потоку не было видно конца. Тех, кто выбивался из сил и не мог идти, тут же расстреливали.

Угнанных людей сортировали на распределительных пунктах. Молодёжь отбирали для работы на заводах в Германии, других отправляли на сельское хозяйство.

Анатолию было всего три года, когда он вместе с родными: дедушкой, бабушкой и двумя несовершеннолетними тётями – попал в нацистский лагерь.

Вместе с другими стариками, женщинами и детьми они прошли три пересыльных лагеря. Первый – в Старой Руссе. Жили в небольшой комнате с деревянными нарами. Кормили раз в сутки жидкой бурдой на картофельных очистках и свекольной ботве, давали один кусочек хлеба и воду.

Потом был другой лагерь – в Толмачёво, затем – под Лугой в Ленинградской области. Оттуда в товарных вагонах их повезли в Биржай, что находился в Литве. Более двух лет провёл маленький Толя со своими родными в пересыльных лагерях. И везде были скотские условия содержания, скудное питание, колючая проволока, собаки, жестокие надсмотрщики. Позже дедушка рассказал ему, что в одном из лагерей волею судеб находились сельчане разных сословий, с разными взглядами на советскую власть: один до войны был председателем колхоза, другой – сыном кулака, который издевался над председателем и потом убил его.

– Однажды нас построили на площади. Оказалось, что в лагерь приехали немецкие помещики-бюргеры набирать рабочую силу, – рассказывает Анатолий Константинович. – И снова долгая дорога в товарных вагонах. Теперь уже путь лежал в Восточную Пруссию.

Их привезли в огромную усадьбу с большим особняком. Красивый, из красного кирпича и с остроконечной крышей. Более сотки узников жили в бараках. У Александровых условия проживания были чуть лучше. Их поселили в каменной постройке без окон, наполовину вросшей в землю. Помещение было сухим и тёплым, видимо, в нем раньше содержался скот. Спали в стогу соломы. Территория, где жили узники, была обнесена тремя рядами колючей проволоки, к ней ни в коем случае нельзя было даже приближаться. По ночам пускали собак.

Хозяйство у помещика было большое: тысяча коров, много лошадей, свиней, птицы. Насильно угнанные в рабство люди засеивали несметные поля зерновыми, выращивали овощи на корм скоту. Относились к ним грубо, чуть что – били плёткой по спине.

Вся семья Александровых работала на поле, потом управляющий перевёл дедушку вместе с внуком пасти коров. Анатолий помогал деду. Работали от рассвета до позднего вечера. Кормили два раза в день: жидкая похлёбка, хлеб, летом давали сырые овощи.

Зимой, когда дедушка варил корм для скота, он прятал и украдкой приносил детям вареную свеклу, заимствованную у свиней, которая была для несовершеннолетних подростков и маленького Толи сладким лакомством.

– Мы всё время ходили голодными, – вспоминает Анатолий Константинович. – Я бы, наверно, умер с голоду, если бы меня не подкармливали родные. Мои тёти Мария и Анна, которым на тот момент было четырнадцать и двенадцать лет, отдавали мне свои кусочки хлеба.

Дедушка Пётр был мастером на все руки. Однажды у фермера сломался тарантас, так он его быстро починил. После этого случая их семье дали небольшое, то всё-таки послабление. С разрешения деда Толя мог выйти за ворота усадьбы и поиграть с мальчишками из других поместий.

Победа над фашизмом приближалась стремительно. В пасхальное воскресенье 1945 года пленников накормили вкуснее обычного и дали по одному яйцу. Помещик вместе с семьёй, прислугой и охраной спешно загрузили пожитки в машины и быстро уехали. Очевидцы рассказывали, что в других поместьях узников травили ядом, расстреливали. Видимо, избавлялись от лишних свидетелей.

Немецкое командование пыталось любой ценой удержать Восточную Пруссию. Но 13 января 1945 года наши войска 3-го Белорусского фронта перешли в наступление. Войска 2-го Белорусского фронта перешли в наступление 14 января. Прорвав немецкую оборону и развивая стремительное наступление, 26 января они вышли к Балтийскому морю.

Освобождение узников, конечно, было вполне ожидаемым. Помнит Анатолий, как накануне был штурм, как гремели выстрелы, падали подбитые самолёты. Ночь была бессонной, а под утро заработали "катюши".

Ребятня увидела, как наши солдаты гонят по улице пленных фашистов, и побежала за колонной. Позже мальчишек, к их великой радости, будут катать на танках, а один солдат даже даст Анатолию ракетницу, чтобы тот дал салют в честь великой и долгожданной победы и их освобождения из немецкого плена. Толя, несмотря на свой малый возраст, расскажет нашим солдатам про обстановку, про деда и других узников.

А потом будет долгая дорога на Родину и многочисленные фильтрационные лагеря, где узники доказывали, что не по своей воле оказались у фашистов. Их перевозили из одного перевалочного пункта на другой. Первая зона – на станции Лычково под Псковом. Там их продержали два месяца, тщательно проверяли, затем – пешком до следующего фильтрационного лагеря. До своей родной деревни Аркадово они ехали на попутных машинах, шли пешком. Как таковой её не было, кругом – одна выжженная земля, но дедушка узнал по каким-то своим приметам когда-то многолюдное село. Вырыли землянку недалеко от ручья и стали там жить. Начали возвращаться сельчане и селиться рядом. Постепенно стали обустраиваться, строить дома, нашлись неведомо откуда коровы, которых запрягали и пахали плугом землю, стали засевать поля.

В 1946 году Анатолий пошёл в школу, что находилась в соседнем хуторе Мыза, в полутора километрах от родного села. Однажды, вернувшись из школы, он увидел отца. Жаль, прожил тот недолго и скончался от болезни. Можно сказать, что следом умерла бабушка Мария. Родные тёти вышли замуж. Остался Анатолий один с дедом. Жили своим промыслом. Дед рыбачил, вместе собирали в лесу ягоды, грибы, зелень. Проблема была в том, что совсем не было денег, чтобы купить хоть какую-то одежду, обувь, а ещё нужны были учебники, тетради в школу. Поэтому дедушке ничего не оставалось, как пристроить внука в детский дом. Жалко было, но другого выхода он не видел.

Анатолий учился хорошо, по всем предметам четвёрки и пятёрки, единственная тройка – по немецкому языку. Поступил в училище на железнодорожника. Успешно окончив его в 1956 году, по распределению работал в Казахстане на трёх комсомольских стройках, в так называемом "строительно-монтажном поезде‑2". Занимался оснащением железнодорожной линии автоматикой и связью СЦБ (сигнальная централизованная блокировка. – Примеч. ред.). Работал на стройках Абакан – Тайшет, Есиль – Аркалык и Темиртау. Его не призывали в армию до особого распоряжения. И только в 1962-м по спецнабору он был призван на Тихоокеанский Военно-морской флот. Набирали сразу пять возрастных групп призывников с 1938 по 1942 годы рождения. Попал на остров Русский. После учебки служил в посёлке Краскино радиометристом первого класса, главстаршиной. В общей сложности отдал службе шесть лет (четыре года срочной и два – сверхсрочно).

Долгое время Анатолий Константинович никак не мог решить одну проблему. Все его родственники были признаны бывшими узниками фашистских концлагерей, кроме него самого. Несколько лет Анатолий Константинович делал запросы в государственные архивы. Особенно интенсивно – с 2010 по 2012 годы. Но правда всё-таки восторжествовала, и он добился признания статуса малолетнего узника фашистских концлагерей и был награждён медалью "Непокорённые".

В 1968 году по воле счастливого случая попал в город Арсеньев. Работал в военном представительстве в должности техника-приёмщика продукции приборного производства на машиностроительном заводе "Аскольд", который сегодня является одним из лидеров Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России. Как представитель заказчика, Анатолий Константинович по профилю своей работы часто бывал в командировках в Ленинграде, Северодвинске. Завершил службу в 1989 году в звании старшего мичмана. Выйдя на пенсию, какое-то время трудился в заводской военизированной охране.

Его семейная жизнь удалась. Со своей супругой Клавдией Андреевной живут в мире и согласии более полувека. Вырастили двоих детей. Сын Андрей после окончания мореходной школы работал мотористом на военных судах, позже – оператором на ВГТРК. На его счету много хороших работ, в том числе съёмки строительства Золотого моста. Дочь Елена Казанцева – ведущий менеджер по культурно-массовой работе ДК "Прогресс". Бессменный организатор городских конкурсов "Российской армии будущий солдат", руководитель детского ансамбля "Жемчужинки", который является лауреатом различных конкурсов, в том числе зарубежных. Старший внук Иван служил на гвардейском крейсере "Варяг". Награждён медалью за участие в Сирийской кампании. Внучка Маргарита получила образование в сфере гостиничного и туристического бизнеса. Растёт правнучка Алиса, ей три года.

Анатолия Константиновича можно часто видеть на встречах с молодёжью, со школьниками. Занимаясь военно-патриотическим воспитанием подрастающего поколения, он рассказывает правдивые события о Великой Отечественной войне, о горе и страданиях, которые она принесла каждой семье, о мужестве и героизме наших солдат и офицеров, о долгожданной победе над фашизмом.

«Прогресс Приморья», № 14 (577) от 05.06.2020 г.

Галина Писарева

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно