Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
03 июля, пятница
Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Боевой и трудовой подвиг аскольдовцев

Шла Великая Отечественная война. Шли похоронки с фронта. Но рабочий фронт отца Григория Матвеевича и его сына Ивана Нижегородовых был в тылу – на строительстве радиоцентра неподалёку от Комсомольска-на-Амуре. До этого отец с сыном вернулись со строительства "АртёмГРЭС". И вот опять серьёзное и важное задание. 

Ивану было всего пятнадцать, когда он стал работать вместе с отцом. Потомственный слесарь знал оборудование до самого малого винтика. Перенимал от отца все секреты слесарного дела. Всю работу выполнял без спешки, толково и правильно. С закрытыми глазами мог определить, где поломка у токарного станка, где какие детали и узел барахлят. А когда построили и запустили самую сложнейшую и передовую по тем временам технику радиоцентра – получил Иван Григорьевич повестку из военкомата. И вскоре уже был в составе тринадцатой бригады морской пехоты Тихоокеанского флота. Молодого слесаря направили в оружейные мастерские мастером стрелкового оружия и пулемётов. Пристреливал боевое оружие. Здесь он научился высочайшему классу качества. С первого выстрела уже чувствовал, насколько точно сделал свою работу. От него зависело, какое оружие передаст солдату-воину. 

В августе 1945 года в боевой обстановке Ивану довелось на деле проверить надёжность нашего оружия. В составе тринадцатой бригады морской пехоты Тихоокеанского флота участвовал в войне с милитаристской Японией. Высаживался с кораблей с десантом и освобождал Корею. Кстати его супруга Елизавета Матвеевна тоже служила в этом десанте. Боевая подруга была медицинской сестрой медсанбата. 

15 августа 45-го два небольших судна-тральщика доставили вслед за десантом медицинский персонал в северо-корейский порт Сейсин, который находился в глубоком тылу вражеской армии, отступающей под натиском советских войск. Шли ожесточённые бои. Едва успели развернуть госпиталь – сразу стали поступать раненые. Оперировали в полевой операционной. Тяжелораненых отправляли на баржах во Владивосток. 

Противник предпринимал всё возможное для противодействия высадке бригады морской пехоты. Наши бойцы, высаживаясь под жестоким огнём врага, оказались в самом пекле сражения. 

Только со временем стало ясно расположение двух мощных оборонительных линий противника – 180 дотов и дзотов, соединённых между собой подземными ходами сообщения, окопами в полный профиль и прикрытыми минными полями. Фланги укрепленных линий упирались в море. В полосе наступления 77-го батальона воевал Иван Нижегородов. Противник переходил в контратаки. Из укрытий его поддерживал мощный миномётный и пулемётный огонь. 

В короткие минуты затишья политруки поддерживали солдат, рассказывали бойцам о героизме, совершённом пехотинцами. Бой – самое трудное испытание. Желание победить врага, чувство долга, приказ командира двигают солдата вперёд, а сознание опасности для жизни тянет назад. Несмотря ни на что, надо было быть сильным духом, идти только вперёд и побеждать противника. 

А в это время помещение полевого госпиталя было забито ранеными до отказа. Не хватало медицинского персонала, а раненые продолжали поступать. Кроме того, у медработников появилась ещё одна непредвиденная работа. Местное корейское население, запуганное японцами, первое время пряталось от советских бойцов. Но увидев, что их никто не собирается обижать, стали возвращаться в свои жилища. В знак доверия вывесили на домах красные флаги. И потянулись в медсанбат больные женщины и дети с различными заболеваниями. Наши медики помогали им во всём. 

17 августа 45-го в 11 часов утра по главной улице города прогромыхал советский танк. Над ним развевалось победное красное знамя. Это морские пехотинцы соединились с частями Советской армии, наступавшей по суше. Город Сейсин был освобождён от японцев. 

Вскоре началась спешная подготовка к отправке десантов в порты прибрежных городов Оденцин и Гензан. Там японцы сдались без боя. 

За образцовое выполнение боевых заданий и героизм, проявленный в боях за Сейсин, тринадцатая бригада морской пехоты была переименована в гвардейскую. 

Иван Григорьевич был награждён медалью "За отвагу". Медаль "За боевые заслуги" получила его супруга Елизавета Матвеевна. Она демобилизовалась в 1945-м, он – годом позже. 

В 1951 году супруги приехали в Семёновку (ныне город Арсеньев). С той поры и началась их аскольдовская трудовая биография. Сначала Иван Григорьевич работал слесарем-инструментальщиком в пятом цехе. Изготавливали кокили для литья. Кокили шли для литья бытовой арматуры. Такие заковыристые были заготовки. Допуски – от одной десятки до пяти сотых. Делали также стержневые ящики к этим кокилям для прессовки стержней. Позже освоили и судовую арматуру. К тому же изготавливали приспособления, штампы, токарные патроны, станочную оснастку и многое другое. 

В 1956–1957 годах на заводе организовали экспериментальную мастерскую для освоения новой продукции. Пригласили к директору главного инженера, технологов, лучших мастеров производства, в том числе слесаря Ивана Григорьевича Нижегородова. Всех тех, кому предстояло осваивать новый вид продукции, доселе неслыханный – гирокомпас. А главное в нём – чувствительный элемент. Что это такое – никто не знал. Где, как и на чём его осваивать? Группа заводских специалистов отправилась на головное предприятие. Это был июль 1959 года. Аскольдовцам показали детали, чертежи, технологии. Всё посмотрели до мельчайших подробностей, потрогали руками. В изделии было напичкано столько проводов, приборов и механизмов, были такие узлы и системы, что принцип их действия на тот момент они никак не могли осмыслить. А иные детали были настолько малы, что заскорузлыми рабочими руками, привыкшими к гаечному ключу и кувалде, они даже ухватить не могли. Пальцы просто не слушались. Когда прошёл первый "испуг", стали присматриваться и вникать в работу. Поняли, если проявить характер, да поднатужиться – всё получится. Так оно и вышло.

В цехах приборного производства надели белые халаты, чистоту рабочих мест надо было доводить в буквальном смысле слова – до идеальной. Нужны были балансировочные машины высокой чувствительности – чтобы они могли улавливать вес до двухсот миллиграммов, требовался высокоточный инструмент, нужны были высококвалифицированные специалисты для освоения и выпуска новой продукции. 

Коллектив завода сосредоточил на этом всё своё внимание, все свои возможности. В короткий срок было сделано на "Аскольде" почти невозможное – перестроено оборудование и отлажена технологическая линия. Завод начал запускать прибор в производство. И вот, наконец, были готовы первые гиромоторы. Свои аскольдовские. Готов фонарь, втулки, пружинки, фитильки и так далее. Всё было сделано при самом активном участии специалистов, которые побывали на головном предприятии. Они были и консультантами, и технологами, и контролёрами. Ивану Григорьевичу предстояло собрать первый чувствительный элемент. Детали и узлы, винтики и гаечки, всё это должно было стать прибором. Умным, целенаправленным, работоспособным в тяжёлых условиях моря. Как всё это изделие покажет себя? Было тревожно, но все были уверенны, что гирокомпас аскольдовцы сделают и обязательно поднимут эту тяжёлую ношу. 

Вот где помогла Ивану Григорьевичу зоркость оружейного мастера, природная смекалка и отцовская наука. Долгие часы, сутки просиживали они с технологом цеха Алексеем Залозным за сборочным столом. Думали как лучше собрать и отбалансировать прибор. Работа требовала большого напряжения ума и нервов. Подгонка, притирка по шарикоподшипникам, чтобы подшипник имел плавный допуск посадки. Ни одной простой технологической операции, ни одного второстепенного звена. Всё – главное. И всё настольно сцеплено одно с другим, как в живом организме – одно не может существовать без другого. 

И вот, наконец, чувствительный элемент собран и находится в полусфере. Поставили прибор в систему, подвели питание, включили. И ожила эта маленькая, но такая умная машина. Мерно зашумела, входя в рабочий режим. Первый свой вздох сделало её маленькое железное сердечко. У кого-то из рабочих блеснули в глазах слёзы радости и счастья. Обнимались и поздравляли друг друга с рождением первого гирокомпаса. Аскольдовского! Оказанное доверие по выпуску точных приборов коллектив предприятия оправдал с честью. Уже через год, в 1960 году первая партия высокоточных навигационных приборов вышла с завода.

Потом Иван Григорьевич стал обучать мастерству сборки других рабочих. Освоение и производство гирокомпасов – это был трудовой подвиг всего коллектива предприятия, во многом показавший высокий уровень рабочей сознательности, их доблести и мужества. 

Вскоре на заводе появилась необходимость в организации гирокомпасной лаборатории, чтобы изучить возможности и на практике осуществлять дальнейшее совершенствование всего производства. А когда освоили гирокомпас и запустили в серийное производство, Ивану Григорьевичу, как опытному мастеру предложили перейти в отдел научной организации труда. Начался новый этап его работы, не менее интересный и сложный. В экспериментальной мастерской он трудился слесарем-механиком. В его кабинете всегда рождались вещи, благодаря которым новое пополнение заводчан приобщалось к истории трудовой славы "Аскольда". Экспозиции заводского музея, стенды, витрины, подставки, создание миниатюрных макетов основного производства предприятия, которые долгое время находились в старом здании цеха – всё было сделано умелыми руками Ивана Григорьевича. Многие из экспонатов находятся сейчас в новом музее. Во всём чувствовалась его причастность к заводским делам, его способность вкладывать в каждый заказ искорку души. За время работы на предприятии он овладел токарным, фрезерным, строгальным, шлифовальным, сварочным делом. Он был отличным чеканщиком, резчиком по дереву и органическому стеклу, клёпальщиком, столяром. Судьба даровала ему золотые руки, неравнодушное сердце. 

В мастерской вместе с Иваном Григорьевичем трудился и его сын Юрий. У них была большая аскольдовская династия. Одна из дочерей тоже работала на машиностроительном заводе. Жена Елизавета Матвеевна всю свою жизнь проработала на "Аскольде" швеёй-мотористкой. Как и её супруг пользовалась уважением в коллективе. Много благодарностей и поощрений за её добросовестный труд вписано в её трудовую книжку.

В 1962 году Иван Григорьевич был награждён орденом Трудового Красного Знамени. Этой высокой правительственной награды были удостоены многие аскольдовцы. Доброе имя Ивана Григорьевича было занесено в Книгу почёта города Арсеньева и заводскую Книгу почёта. Его труд навсегда вписан в историю орденоносного завода "Аскольд", одного из лидеров Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России. А 25 июля 1966 года за заслуги в создании и производстве новой техники, досрочное выполнение задания 1959–1965 гг. завод "Аскольд" Министерства судостроительной промышленности СССР был награжден орденом Трудового Красного Знамени, а его передовые рабочие и инженерно-технические работники – орденами и медалями. 

«Прогресс Приморья», № 18 (581) от 03.07.2020 г.

Галина Писарева, по материалам музея истории и трудовой славы ПАО «Аскольд»

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно