Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
08 июня, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Его Величество Футбол!

Продолжение. Начало в № 21

Впрочем, спортивная история помнит и матч смерти в оккупированном гитлеровцами Киеве, и товарищескую игру двух советских клубов в 1943 году в Сталинграде, когда истерзанный город только-только возвращался к жизни после долгой обороны. Впрочем, о тех матчах редакция газеты Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России рассказывала на своих страницах. Однако мало кто знает, что была другая игра – за полярным кругом, на одной из баз действующего Северного флота, в период Второй мировой войны. Хорошо описал ход той уникальной встречи Лев Кассиль в статье "Состоится при всякой погоде…" "Играли на маленьком стадиончике, где скалы подковой обрамляли каменистую террасу, образуя естественный амфитеатр, обращённый к морю. Дуго­образная груда скал концами своими упиралась в море. В скалах высечены ступени и сиденья для зрителей, на маленьком каменном плато, сбрасывающемся в море, моряки разместили футбольную площадку.

Мы пришли на базу, проведя в один из северных портов караван британских, канадских и американских кораблей. И едва наш миноносец "Громокипящий" пришвартовался у пирса, как ребята стали просить дать им увольнительные до вечера, ибо все знали, что в этот день разыгрывается финальный матч флотской спартакиады. Две команды дошли без поражений до вершины розыгрыша. Две команды оспаривали "Кубок северных морей" – команда базы подводного плавания и команда дивизиона минных заградителей, подплав и минзаг.

Мы поспешили на стадион. Свежий нордовый ветер выл в фиорде, слепой конец которого вмещал маленький стадион – самый северный стадион мира. Тяжёлая и злая волна катилась вглубь фиорда, ударялась о берег, и часто брызги долетали до футбольных ворот. День был пасмурный, туман сползал с сопок, в воздухе сыпалась мелкая изморозь, но, как всегда, на афишах значилось, что "матч состоится при всякой погоде". И скалистый амфитеатр вокруг плато с трудом вмещал всех, кто хотел посмотреть решающую игру подплава и минзага. Я нашёл местечко в углублении на скале. Недалеко от северных ворот. Сидевшие тут краснофлотцы о чём-то говорили между собой и выглядели хмурыми и озабоченными. Из их разговоров я узнал, что все они приверженцы подплава, но дела складываются так, что подводники непременно проиграют заградителям. Я услышал несколько раз повторявшееся в разных концах этого необыкновенного стадиона имя Андрея Самошина. Я уже и раньше слышал о Самошине, лучшем футбольном вратаре Северного флота. Встречал я его и на московских стадионах. Молодой игрок в два сезона завоевал признание на стадионах столицы, и о нём говорили уже как об одном из наиболее одарённых голкиперах Москвы. Потом он уехал учиться в морской техникум, и с начала войны служил механиком на подводной лодке, которой командовал Герой Советского Союза капитан 2-го ранга Звездин. На флоте он стал капитаном-тренером и вратарём сборной команды подплава. Защитниками у его ворот стояли Куличенко и Воронков, плечистые и толстоногие парни, оба комсомольцы, оба с той же лодки, на которой плавал механиком Самошин. И так сыгралась эта дружная тройка, что уже шутили про них на флоте: "С такой защитой и на море сухим останешься", – что намекало на "сухие" результаты, с которыми команда подплава обыграла противника, не пропустив ни одного мяча в свои ворота.

Куличенко и Воронков обладали стенобитными ударами, хватка и точный бросок Самошина известны были каждому, а на море в походе эта популярная и дружная троица действовала так же слаженно, как у ворот на поле, и пользовалась любовным уважением всего экипажа подводной лодки. На рубке крейсера уже красовалась цифра 14… Четырнадцать вражеских кораблей пустила на дно лодка, которой командовал Герой Советского Союза Звездин. Удачливый и дерзкий командир хаживал не раз в самые опасные рейды, проникал в норвежские фиорды, где отстаивались корабли противника, и, как выражался Самошин, "шутовал под самую планку", то есть метким торпедным ударом поражал фашистские транспорты и военные корабли. И, вернувшись на свою базу, лодка Звездина неизменно салютовала орудийными выстрелами, сообщая товарищам на берегу, что поход прошёл удачно и задание выполнено.

А сработали всухую, два – ноль в нашу пользу, – говорил довольный Самошин, вылезая из люка лодки, только что давшей два выстрела из бортового орудия.

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 22 (484) от 08.06.2018 г.

Виктор Бойцов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно