Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
06 мая, среда
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Моряк, лётчик, спортсмен

Окончание. Начало 21 апреля

Чем заметнее были успехи, тем упорнее Евгений Лобанов тренировался. Весной 1935 года он выиграл крупные всесоюзные соревнования в плавании на боку, затем на первенстве Москвы на стометровке кролем обыграл знаменитого пловца А. Васильева, ставшего через год чемпионом Советского Союза. Имя талантливого пловца звучит в спортивных репортажах всё громче и громче. В начале 1935 года газета "Красный спорт" в обзоре, посвящённом предстоящему сезону, пишет: "Мы с радостью отмечаем, что в наше советское плавание пришла большая группа способной молодёжи, делающей заметные успехи в овладении спортивным мастерством. Среди них в первую очередь необходимо отметить Семёна Бойченко, Леонида Мешкова, Виталия Ушакова, Евгения Лобанова…". Вероятно, журналист, писавший эту статью, умышленно поставил рядом фамилии Ушакова и Лобанова. Этих молодых людей связывала верная и крепкая дружба, фундаментом которой была любовь к спорту, преданность своему клубу "Торпедо" и страстная мечта об авиации. 

Евгений Лобанов не раз завоёвывал призы самого высокого достоинства, представлял сборную Москвы в традиционных в ту пору матчах с Ленинградом. Одарённого, физически крепкого и волевого пловца вскоре пригласили в ватерпольную команду мастеров "Торпедо". Евгений Лобанов был душой этого коллектива. В июне 1936 года в Москву приехала ватерпольная команда ленинградского "Электрика" – одна из сильнейших в стране. Торпедовцы дважды победили "электриков". Комментируя эти встречи, газета "Труд" писала: "Соревнование двух сильнейших рабочих команд по водному поло, представлявшие крупнейшие предприятия Москвы и Ленинграда, вызвало большой интерес. Оба матча выиграли торпедовцы, среди которых заметно выделялись Ушаков и Лобанов. Можно прямо сказать, что победа была вырвана прежде всего их усилиями". Много блестящих побед в большом спорте на счету Евгения Лобанова. Его друзья по команде Виталий Ушаков, Семён Бойченко, Леонид Мешков, заслуженные мастере спорта, считали, что Евгений мог вырасти в спортсмена мирового класса. 

Учась в школе, Лобанов мечтал стать авиатором. Он смастерил модель винтового планера и занял первое место на всесоюзном смотре, организованном Политехническим музеем. Тут многое совпало: первым тренером Евгения был Александр Павлович Василенко, по своей основной специальности инструктор-методист Центрального аэроклуба. Юноша буквально вымаливал у него разрешение всего лишь посидеть в салоне самолёта пассажиром, "сделать лишь несколько кружков над столицей". И инструктор даёт "добро". Женя пишет в дневнике: "Путешествие в небо. Оно состоялось. Испытываю чувство, которое ни с чем нельзя сравнить. Теперь меня не оттащишь от самолёта". Будучи студентом Московского института физкультуры, Лобанов уговаривает своего друга и советчика во всех добрых начинаниях Виталия Ушакова "учиться на лётчика". Они едут поступать в училище морской авиации. Юноши решили соединить в одну две свои большие любви – к воде и небу. Требования к кандидатам были жёсткие. Медицинская комиссия неожиданно забраковала Ушакова, этого на вид сказочного богатыря. Лобанов был принят, пройдя комиссию на одном дыхании. 

– Везёт тебе, Женька, – сокрушаясь и в то же время радуясь за друга, сказал Ушаков. 

– Жаль, что судьба разъединила, – сказал Лобанов. – Ты давай за двоих в спорте тяни, а я за нас – в небе!

Когда спустя год Виталий Ушаков впервые стал чемпионом СССР в плавании вольным стилем на дистанции 100 метров, среди многих поздравлений пришла к нему короткая, но выразительная телеграмма: "Счастлив за тебя. Договор остаётся в силе. Женя". Курсант авиационного училища Лобанов ни на минуту не забывал о спорте, о высокой физической закалке, о своих юношеских увлечениях. После войны капитан сборной Черноморского флота Фёдор Красин вспоминал, показывая фото Лобанова: 

– Вот был талантлив. Приехал учиться в училище, сколотил команду из курсантов. Выиграли первенство флота. А Женю мы зачислили в сборную…

Лобанов был чемпионом и рекордсменом Черноморского флота по плаванию. Летом 1939 года Евгений с отличием окончил училище. Молодой лейтенант получил назначение на Балтийский флот. В письме одному из своих близких друзей он сообщал: "…Бесконечно благодарен спорту. Он открыл мне дорогу в небо. Он всегда рядом, как верный помощник и друг". И вскоре жизнь подтвердила святую правду этих слов. Зимой 1940 года 21-летний лётчик-штурмовик оказался в пламени войны. Он сражался на Карельском фронте, выполняя ответственные задания командования, нанося бесстрашные авиаудары по врагу. В одной из очередных атак на тяжёлую батарею белофиннов машину неожиданно и сильно тряхнуло. Самолёт, переставший подчиняться воле лётчиков, вошёл в стопор. Попытки командира выровнять самолёт не дали результата. Оставался один выход: облегчить машину. 

– Прыгай! – приказал командир Лобанову. 

Выбравшись из кабины, лейтенант нырнул в туманную бездну и, подождав, когда машина отвернёт, дёрнул кольцо. Однако знакомого рывка Лобанов не почувствовал и не увидел купол парашюта над головой… Что произошло дальше, стало известно из статьи в газете Краснознамённого Балтийского флота, названной  "Подвиг известного спортсмена". "…Да, парашют на этот раз не раскрылся. Но Евгений Лобанов, мастер советского спорта, известный в недалёком прошлом пловец и ватерполист, не растерялся, нашёл в себе силы подготовиться к встрече ледяной воды. Он сгруппировался в воздухе – как когда-то группировался в бассейне при прыжках с вышки. Он мягко вошёл в воду, успел в короткие мгновения избавиться от парашюта. "Вот где мне помогли навыки ватерполиста", – рассказывает Лобанов, – без них бы, без выработанного годами умения возиться под водой мне бы никогда не выпутаться из необычайного положения". 

Вынырнув с большой глубины, Евгений увидел примерно в километре от себя кусочек суши и поплыл.

Через полчаса к нему подплыла лодка. Сидевший в ней рыбак недоумённо развёл руками, увидев пред собой настоящее чудо. Он собирался доставить на берег расплющенное тело лётчика, а тот устало улыбнулся и крикнул: 

– Ну, выручай, старина!

Так спортивная закалка, мужество, выкованное на советских стадионах, на водных дорожках, спасли жизнь отважному пилоту. Железный организм чемпиона выдержал это необычайно тяжёлое испытание, и сегодня он уже снова в воздухе, снова атакует и уничтожает врага". 

Летом 1940 года Евгений приехал на короткую побывку в родную столицу. На его груди сверкали ордена Красного Знамени и Красной Звезды. Посетил Женя родной бассейн, встретился с товарищами, с Виталькой Ушаковым.   

– Подросли мы с тобой чуток, – сказал и тут же задумался. – Но главное ещё впереди. 

А впереди была Великая Отечественна война, в которой Евгений Лобанов снова проявил свои геройские качества. 

Лётчик погиб, но память о нём не забыта. В Москве неподалёку от бассейна, где он начинал свой путь к подвигу, есть улица имени Евгения Лобанова. Имя Героя Советского Союза носит улица в Севастополе, большое крымское село в степи неподалёку от Джанкоя. В своё время воды Камского водохранилища бороздил теплоход, на белоснежных бортах которого пламенело гордое название "Герой Е.И. Лобанов".

«Прогресс Приморья», Онлайн-версия май 2020 от 15.05.2020 г.

Виктор Бойцов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно