Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
17 июля, четверг
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

По долинам и по взгорьям

Окончание. Начало в номере за 3 июля

Редакция ПРО СМР "Прогресс Приморья" неслучайно обращается к теме уссурийского казачества. История этого сословия, к сожалению, мало изучена.

И причин здесь несколько. Одна из них — долгое забвение, особенно в определённые периоды советского времени.

Не пробей "брешь" Михаил Шолохов своим "Тихим Доном" сначала в литературе, затем и в кинематографе, то, вероятно, в СССР тема казачества вообще была бы сведена к нулю. И всё же жизнь расставила всё по своим местам. О людях, умеющих защищать границу, сеять и убирать хлеб, быть хозяевами своей земли, любить родное Отечество, говорят и пишут, по крупицам разыскивают в архивах родственников казачьих семей, живших не только в западных районах России, но и на Дальнем Востоке, на амурских берегах. Заметим, что казаки храбро сражались в Первую мировую, и, не приняв революцию, встали стеной против красных. Но, как всегда бывает в Гражданской войне, другая половина приняла новую, народную власть. И пошёл брат на брата. Гражданская война перемолола сословие, а новые идеологи попытались стереть прошлое казачества.

Да только всё тайное становится явным. И тому, что "помогали" быть войне долгой разного рода "союзнички", тоже есть немало свидетельств.

Непрошеные гости

Из событий Гражданской войны бабушка чаще вспоминала, когда у них на постое были японцы. Их привел в дом молодой офицер из казачьего полка и тоном просительным, но не приемлющим отказа, назвал причину визита. Свекор, участник Русско-японской войны, отпустил длинную тираду, назвав непрошеных гостей "союзничками собачьими", после чего офицер, рассмеявшись, произнес: "Вот и славно, господа хорошо знают по-русски, будет об чем гутарить". Неизвестно, как бы сложились отношения хозяина с постояльцами, но положение спасли дочери и невестки. Четверо молодых женщин приветствовали гостей, выстроившись в ряд, и тут же с лиц японцев исчезли неприязнь и напускная важность, они полезли в портфели за гостинцами. Но и хозяева не остались в долгу: отвели постояльцам самую удобную комнату, в тот же день настряпали целый таз пельменей, достали вялившуюся на чердаке калугу с озера Ханка — настоящий местный деликатес, по вечерам пели песни и развлекали игрой в карты. Как-то японец тычет пальцем в фотографию на стене, свекор с гордостью поясняет: "Мои сыновья", тогда он спросил у бабушки: "Где муж твой?", и она ответила: "Воюет!". Японцам и в голову не могло прийти, что сыновья владельца зажиточного дома, который состоит в станичной охранной дружине, партизаны и воюют с японцами. Хозяин дома и сам не разделял политических взглядов сыновей, при этом, подвергая риску семью, подкармливал отряд — целыми подводами возил продукты, и все потому, что еще не было налажено централизованное снабжение.

Если быть объективной, казачьи селения в Гражданскую войну пострадали меньше других. В них не было укрепрайонов, как в Спасске, обеспечивших "штурмовые ночи" и огромные жертвы не только в стане противника, но и среди мирного населения, удобных маршрутов для передвижения войск, а главное, в них не было доносчиков, на казачьем наречии — "сволоты". В жизни сельской невозможно скрыться от посторонних глаз, тем более что к атаманам шли открыто, в партизаны — тайком, но такое не скроешь, однако связанные круговой порукой жители своих не выдавали. Иначе пережить войну без потерь едва ли удалось: власть в то время была штучкой непостоянной и порой на дню дважды менялась.

В книге "Этих дней не смолкнет слава", изданной в 1957 году, есть описание фрагмента боя за Руновку (автор — Г.И. Подлесный): "Единственно правильным решением в создавшейся обстановке было выкатиться прямо на улицу и прямой наводкой ударить по золотопогонникам. И мы это сделали… Бойцы сбрасывают лафеты с передков. Огонь! Залп, за ним другой. Четыре шрапнельных взрыва лопнули над дворами. Ринулись и забились у коновязей лошади, засуетились серые фигуры казаков. Третий залп — и фонтаны взрывов выросли на церковной площади возле вражеской батареи. Белые пустились бежать, не приняв боя". Кто знает, застигнутые врасплох казаки бежали в панике или не воспользовались прикрытиями из жилых домов и хозяйственных построек ради сохранения жизней мирных жителей и того немногого, что осталось после красноармейских залпов. В любом случае упомянутая деревня неоднократно находилась в направлении основного удара и страдала ни от тех, так от других.

Стоит помнить, что война творилась не только на полях сражений. Малопонятная народу и простым солдатам войны борьба за власть жестоко и цинично сталкивала противников и сторонников. Временные Верховный Российский Правитель Хорват и Правитель Автономной Сибири Дербер, после падения которых образовалось Всероссийское правительство Колчака — первое признанное законным на территории Уссурийского казачьего войска. А уже 6 апреля 1920 года, по идее, на средства и при военной помощи Советской России образовано буферное государство ДВР. Правительство возглавили Краснощёков и Никифоров, но единства в рядах товарищей не было. 26 мая правительство большевиков во Владивостоке было свергнуто, началась борьба за трон в стане противников. К власти пришли братья Меркуловы. На пост верховного правителя и командующего войсками претендует атаман Г.М. Семенов, однако, встретив активное противодействие не только со стороны Временного Приамурского правительства, но и руководства Уссурийским казачьим войском, навсегда покидает Россию. Вот как написал об этом Григорий Михайлович, будучи в эмиграции: "Обидно было осознавать, что взаимные распри в нашей среде способствуют успеху красных и сводят на нет всю борьбу с ними. В верхах армии интрига свила себе прочное гнездо, политиканство превалировало над всем, ему приносилась в жертву даже боеспособность армии… Все это было предпринято с единственной целью — заставить меня уйти с политической арены, дабы братья Меркуловы могли строить жизнь мирного буфера в наивной надежде, что красная Москва будет спокойно взирать на это".

Казаки-уссурийцы и прежде составляли неоднородный по взглядам контингент. Огромное число японских солдат, их жестокость по отношению к населению стали причиной антияпонских настроений в войске, казаки уклонялись от мобилизации, в результате начало 1920 года ознаменовалось расколом. С устранением атамана Семенова войсковое население лишилось последней понятной идеи — образования на территории ДВР государства Казакия. Эта идея была согрета теплом их душ, возвращала к дореволюционному прошлому, к старым порядкам. Утверждение власти под началом гражданских лиц приводило к резонному вопросу: а стоит ли за нее проливать кровь или даже жертвовать жизнью?

В Гражданской войне победителей не бывает. Разве может мать с легким сердцем принять победу одного сына, когда повержен другой? Разве можно добыть счастье грядущему поколению, принеся в жертву настоящее? Пострадавшими оказались все, но самые тяжелые, необратимые последствия коснулись казачества — оно утратило право на самоидентификацию, право на будущее.

Гражданская война закончилась на Тихом океане, и предвестником победы стали бои за Волочаевку. Тот период вошёл в историю нетленной песней о штурмовых ночах Спасска и волочаевских днях, участниками которых были и уссурийские казаки.

«Прогресс Приморья», № 28 (291) от 17.07.2014 г.

Елена Язовских

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно