Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
21 августа, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Комендор катера «Б-505»

Продолжение. Начало в № 24

Читатели газеты Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России знакомы с творчеством журналиста А. Крысова, работавшего в военное время в газете ТОФ "Боевая вахта", затем посткором газеты ВМФ "Красная Звезда". Пройдя путь от матроса-тихоокеанца до капитана 1 ранга, он бывал на всех флотах ВМФ СССР, отправлял материалы из разных стран мира уже после войны, но то, что он рассказывал о Великой Отечественной в своих очерках, пожалуй, отличается точной детализацией и морским, неповторимым колоритом того нелёгкого времени.

Ловушка

Звучит отбой. Комендор Николай Жуков отрывает взгляд от стрелок прибора центральной наводки, разминает затёкшую спину. Рядом тяжело дышат товарищи.

А на рейде непрерывный гром. Выделяется в нём басовитое уханье пушек главного калибра крейсера, резкий стук зенитных автоматов. Идёт бой за Таллин. Корабли бьют через город по танкам и пехоте врага. А на корабли пикируют фашистские самолёты. Вода на рейде кипит от взрывов бомб.

Сменив позицию, эсминец "Славный" снова открыл огонь. И снова для Жукова исчезло всё, кроме оглушительных ударов своей пушки да бегающих по циферблату стрелок наводки.

Наступила ночь. Заряжающие повалились от усталости кто где стоял. А Николай спустился на палубу. К нему подошёл краснофлотец Башкетов из расчёта первого орудия. Постояли молча, глядя на зарево пожара, охватившего город.

– Говорят, уходим отсюда, Коля.

– Отсюда уйдём, так в другом месте биться будем.

Жуков сказал так, и защемило у него сердце. Всё это иначе представлялось ему недавно. Он знал, что будет война. Знал, когда вступал в комсомол и занимался в стрелковом кружке Осоавиахима. Тогда он кончал фабрично-заводское училище, читал газеты, слушал радио, слушал беседы о фашизме. Знал, когда пошёл по комсомольскому набору на флот. Вся молодёжь тогда готовилась к защите Родины. Став моряком, старательно учился, затем был направлен комендором на эсминец "Славный". Красивый новый эсминец. А сколько других кораблей видел в Кронштадте и Таллине: линкоры, крейсера, подводные лодки, сторожевики, катера. И было радостно, что есть такая сила.

Первый день войны "Славный" встретил здесь же, на таллинском рейде. Через несколько часов после тревоги он вышел в дозор. Потом был короткий бой в Ирбенском проливе, атаки фашистских самолётов, прорыв через минное поле. И вот враг у главной базы. Два месяца прошли как целая вечность. Город горит, и, наверное, его придётся оставить, как оставляли другие города.

Николай положил тяжёлую руку на плечо друга и упрямо повторил:

– Мы ещё повоюем! Мы ещё сюда вернёмся!

Следующим днём корабли уходили из Таллина. Длинными колоннами вытянулись транспорты с войсками, с техникой, со всякими грузами. Отдельной колонной вслед за тральщиками шли крейсер "Киров", лидер "Ленинград", эсминцы, подводные лодки. "Славный" находился в отряде прикрытия. Маневр стеснён, скорость небольшая. В Финском заливе пропасть мин. А враг на обоих берегах, у врага полное превосходство в воздухе.

Жуков многого не видел со своего места у орудия. Не видел, как мины проплывали совсем рядом с бортом корабля, как морячки со спущенной на воду шлюпки руками отводили их от эсминца. Он, как и прежде, ждал команды на открытие огня.

Наступила ночь. В темноте эсминец всё-таки наскочил на мину. Комендора подкинуло вверх, обо что-то сильно стукнуло головой. Столб воды, поднявшийся у борта, накрыл полубак вместе с надстройками. Тут же раздался сигнал аварийной тревоги. Опять не видел Николай, что делается там, где рванула мина, велики ли размеры повреждения. Но он не чувствовал, чтобы рос крен, и это успокаивало. Скоро корабль дал ход. Значит, аварийной партии удалось завести на пробоину пластырь – специальную парусиновую накладку.

С рассветом в небе над кораблями снова появились самолёты. Били зенитки, взрывались бомбы.

И вот наконец Кронштадт. Когда эсминец бросил якорь и была дана команда отойти от боевых мест, Николай, пошатываясь от усталости, спустился на палубу. Он удивился, глядя на своих товарищей. Все они стали как бы темнее лицами, у всех появился какой-то злой блеск в глазах. Посмотрел бы комендор на себя – увидел бы то же самое.

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 25 (588) от 21.08.2020 г.

Виктор Бойцов

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно