Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
29 января, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Холодные воды реки Одер

29 января 1942 года был заключён договор между СССР, Великобританией и Ираном о союзе в войне против фашистской Германии.

В тот период Страна Советов отбивала яростные атаки фашистской военной машины. Шла масштабная мобилизация мужского населения, достигшего восемнадцатилетнего возраста. Приморье не осталось в стороне. Уходили на фронт и представители оборонных заводов города Арсеньева.

В музее истории и трудовой славы Публичного акционерного общества "Аскольд", входящего в состав Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России, хранятся многие воспоминания ветеранов войны, среди них – и участника Великой Отечественной войны Павла Петровича Калмыкова. Он воевал в составе 1-го Украинского, Сталинградского, Степного, 2-го Украинского, 1-го Белорусского фронтов. С боями прошел долгий и трудный фронтовой путь от Сталинграда до самого фашистского логова. Война отмерила ему много испытаний на мужество, стойкость, терпение. Сегодня самой достойной наградой для защитников Родины является память о них в наших сердцах.

Пройдя четырехлетнее испытание войной, Красная Армия приблизилась к территории немецкой реки Одер. Именно здесь, на берегу судьбоносной для фашистов реки, планировалось нанести самый решительный удар по противнику. На территории между Вислой и Одером немцами было сконцентрировано четыре танковые, две моторизованные и тридцать пехотных дивизий общей численностью 560 тысяч солдат. Для ведения длительных оборонительных действий предназначались 1220 танков и штурмовых орудий, более 500 орудий и минометов, 600 самолетов. Несмотря на сильное сопротивление врага, стратегическая наступательная операция Красной Армии была стремительной и успешной.

Из воспоминаний ветерана войны Павла Петровича Калмыкова (их совсем немного, но они достоверно отражают события тех военных лет):

"В феврале 1945 года нашей части было приказано с ходу форсировать водную преграду – реку Одер – с последующим расширением плацдарма для развертывания наступления 51-й гвардейской дивизии.

Артиллерийско-минометными снарядами на льду реки было пробито множество воронок, из которых по поверхности льда разлилась вода.

Противник оказывал отчаянное сопротивление, особенно когда мы ступили на лед. Несмотря на это, наше форсирование продолжалось. Когда до противоположного берега оставалось буквально восемь-десять метров, пулеметчик Иван Тимошенко оступился и провалился по пояс в воронку с ледяной водой. Внезапно противник открыл шквальный ружейно-пулеметный огонь, и мы оказались буквально прижаты ко льду и не могли вести бой. В этот критический момент пулеметчик не растерялся. Находясь в водяной воронке, он открыл огонь по противнику. Этим решительным поступком Иван обеспечил форсирование реки нашими бойцами.

За рекой находилась длинная дамба. С ходу мы ее взять не могли. Сказывалась усталость во время боя, да и трудно было идти в наступление, так как полы шинели смерзлись и стали колом, а в сапогах чавкала вода.

У дамбы завязалась рукопашная схватка с гранатной переброской. Только с третьей попытки нам все-таки удалось захватить дамбу и закрепиться на ней. Тем временем через реку переправились наши основные силы, и наступление продолжилось.

Запомнился мне еще один случай. После ранения я прибыл на пополнение в 267-й стрелковый полк 290-й орденов Суворова и Кутузова Алештейнской дивизии. Командир полка – высокий, поджарый подполковник Бахолдин – очень кратко стал рассказывать мне про дивизию и полк, а вокруг рвались снаряды, слышны были автоматные очереди.

Наш разговор прервала резкая автоматная очередь часового, стоявшего у землянки командира полка. Мы выскочили из землянки. Видим, начальник штаба полка майор Коробов из-за дерева ведет прицельный огонь из пистолета, стреляли также писари и ездовые. Как потом выяснилось, отставшая группа немцев пыталась прорваться к своим.

Надо сказать, что на протяжении всей войны в каждой части (и у нас тоже) были подростки, дети-сироты. Мы их называли "сыны полка". Они не играли в войну, они в ней участвовали.

Вдруг мы видим, как наш "сын полка" Вася Чебаток, четырнадцатилетний подросток, в полный рост, не маскируясь, бежит прямо на немцев, не переставая стрелять из автомата. Скоротечный бой длился не более пяти минут. Враги были уничтожены. Начальник штаба стал ругать Васю за неосторожность. Мальчишка посмотрел на майора и ответил: "А вам, товарищ майор, не к лицу стрелять по фашистам из-за деревьев".

Все рассмеялись, а подполковник обнял Василия и сказал: "Молодец, сынок! Ты настоящий сын полка". Позднее Вася был награжден медалью "За отвагу" за ведение этого боя".

Согласно архивным данным, в рядах Красной Армии проходили службу более 3500 "сынов полка". На самом деле примерное количество несовершеннолетних бойцов, в том числе и в партизанских отрядах, составляет, по оценкам экспертов, более 70 тысяч.

После победы над фашистами Павлу Петровичу предстояла еще одна война – с милитаристской Японией.

За свои ратные подвиги Павел Петрович награжден двумя орденами Красной Звезды, медалями "За оборону Сталинграда", "За взятие Берлина", "За победу над Германией", "За победу над Японией".

В мирное время Павел Петрович работал на машиностроительном заводе "Аскольд" контрольным мастером в ремонтно-строительном цехе № 34.

«Прогресс Приморья», № 3 (609) от 29.01.2021 г.

Галина Писарева, по материалам музея ПАО «Аскольд»

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно