Твой гид развлечений
Главная Контакты Карта
Форум ТВ программа
02 апреля, пятница
Прогрессия. Главное Общественный прогресс Твой край, твоя планета Прогрессивный досуг Здоровье Культурный прогресс Спецвыпуск-приложение ПРОГРЕСС Спорт Слово редактора
  

Сборной флота капитан

Окончание. Начало в № 11

– Огонь! – скомандовал командир батареи первому орудию. И вот тяжелый снаряд упал метрах в двухстах от передовой цепи врага. Недолет. Но второй уже разорвался в самой гуще фашистов.

– Перейти на поражение! – отдал приказ Матушенко.

Батарея начала стрелять залпами из всех орудий. Гитлеровцы несли огромные потери: они были в степи и не могли найти никакого укрытия от сокрушающих ударов нашей тяжелой артиллерии.

Но нелегко пришлось и батарейцам. На десятой были восьмидюймовые орудия, приспособленные специально для стрельбы по дальним морским целям. Теперь, когда их пришлось повернуть в сторону суши и стрелять по пехоте (что тоже было неслыханно и даже противоестественно с позиций классического военного искусства), расчеты пушек опалялись огнем от выстрелов соседних орудий. У артиллеристов были в первые же минуты этого беспримерного боя сожжены ресницы, брови и волосы, они страдали от изнурительного жара, на них тлела одежда, но командиры орудий докладывали охрипшими голосами:

– Темп нормальный! Можно еще прибавить!

Пять изнурительных часов вела небывалый огневой бой с пехотой и танками фашистов севастопольская батарея. Еще более ожесточенные сражения она выдержала на следующий день. Огнем батареи были сожжены тридцать немецких танков, разгромлены два пехотных полка и эскадрон кавалерии, уничтожены две батареи полевой артиллерии. В своем приказе, отбросив привычный сухой стиль штабного документа, командующий Приморской армией генерал Петров писал: "Своим беспримерным боем, своей невиданной отвагой десятая батарея преградила фашистам путь к Севастополю и отстояла город до прихода главных оборонительных сил".

В те незабываемые дни батарейцы получили много приветствий. Одно из них пришло от бывшего флагманского инспектора физподготовки Черноморского флота Д. Красникова, ставшего с первых дней войны начальником разведки 7-й бригады морской пехоты, прославившей себя уже в боях под Перекопом. Красников писал: "Есть известная закономерность в том, что в боях с врагом прославила свое имя флотская батарея, где служат прекрасные спортсмены, не раз показавшие свое мастерство и стойкость в различных состязаниях. Высоко держите и впредь честь советских моряков и нашу флотскую спортивную честь. Делом доказывайте всегда постоянную готовность к обороне Родины".

Это напутствие своего флагмана прославленные артиллеристы десятой, возглавляемые своим командиром, капитаном футбольной сборной флота, выполнили с честью. Весь ноябрь батарея, теперь уже ведя огонь с закрытых позиций, наносила огромный урон врагу. Наступил декабрь, необычайно лютый для этих мест: морозы превышали 20 градусов, беспрерывно выли метели. Но еще страшней лютовали гитлеровцы. Перед началом второго штурма они решили покончить с батареей Матушенко (ее теперь только так и называли и друзья, и враги), закрывшей им ход на Северную сторону. Они бросили против десятой специальный отряд пикирующих бомбардировщиков и осадную артиллерию, специально подвезенную для этой цели.

Но и в этих условиях черноморская батарея отбивалась полмесяца. Сражалась под ураганным огнем, под яростными бомбежками, борясь с непрерывно возникавшими на огневой позиции пожарами.

В ночь на 19 декабря капитан Матушенко собрал оставшихся в живых бойцов.

– Мы временно становимся морской пехотой. Я спортсмен и предъявляю к себе особые требования. Я формирую отряд, который будут просить посылать на самые трудные участки, на самые опасные задания. Только добровольцы пойдут со мной. Кто желает – два шага вперед.

Когда вышли все до единого, Матушенко, этот мужественный из мужественных, не смог сдержать слез.

В два часа ночи рота Матушенко поступила в распоряжение командира 8-й бригады морской пехоты, а на рассвете она взяла штурмом командную высоту у села Мамашай, выполнив задачу, которую до этого безуспешно пыталось решить более крупное пехотное подразделение.

С тех пор на протяжении всего времени, в течение которого гитлеровцы вели второй штурм города, рота Матушенко показывала чудеса храбрости. Однажды пробралась в глубокий вражеский тыл и напала на фашистский промежуточный аэродром, уничтожив его гарнизон и пять притаившихся на нем самолетов. Рота разгромила штаб 23-го немецкого пехотного полка и выполнила целый ряд других особых заданий. А когда бои стихли, артиллеристы приступили к восстановлению своей батареи. И во время третьего вражеского штурма Севастополя, до самого последнего дня, героическая десятая вела вновь сокрушающий огонь по врагу с новых позиций, расположенных на знаменитом Константиновском равелине. И в этом была своя особая символика. Батарея как бы продолжала славу старых русских флотских пушкарей.

Сражения на Кавказе и героические бои за Новороссийск. Здесь Михаил Матушенко был назначен командиром дивизиона, которому первому в Военно-морских силах присвоили звание гвардейского. Нет возможности даже бегло перечислить все его подвиги, для этого не хватило бы и целой книги. Шквальный огонь дивизиона не раз срывал яростные атаки врага, уничтожал его живую силу и технику. Артиллеристы неизменно поддерживали наших моряков и в их бесстрашных десантах на Малую землю, на мыс Хако, расчищали им путь при штурме Новороссийска. "Артиллеристы майора Матушенко" – так писали в сводках советского информбюро. Военный корреспондент Г. Гайдовский, побывав у артиллеристов, назвал свой очерк о них "Удивительный дивизион". Вот короткий отрывок из этого очерка:

"Они живут под огнем. Они почти непрерывно в бою. Но каждый их новый день начинается с зарядки. В блиндажах висят таблицы, рассказывающие о ходе очередной спартакиады. А неподалеку от огневых позиций оборудовано отличное футбольное поле. И, судя по "залысинам" у ворот, по натянутым, трепещущим на ветру сетках, оно не пустует, живет. Впрочем, я сам видел матч, в котором огневые взводы сражались против штаба дивизиона. Штабную команду возглавлял майор Матушенко. Вот уж поистине удивительный дивизион".

С Михаилом Матушенко после войны я встречался неоднократно и однажды показал ему очерк Гайдовского. Прославленный артиллерист, кавалер трех орденов Красного Знамени и многих других боевых наград, улыбнувшись, сказал:

– Ничего удивительного в этом не было. Спорт подготовил нас к защите Родины и был рядом с нами в сражениях, заряжал физической и духовной энергией.

Вот и весь, разумеется, предельно сжатый рассказ о капитане футбольной сборной флота, чье имя в годы Великой Отечественной войны вошло и навечно осталось в летописи черноморской славы.

«Прогресс Приморья», № 12 (618) от 02.04.2021 г.

Н. Богданов, Герой Советского Союза

 
АТЭС
Опрос:
В каком состоянии, по-вашему, находится машиностроение Приморского края?
Допускается выбрать 2 варианта одновременно